Вернет ли домой признание ООН захваченных Россией моряков ВМСУ военнопленными

Как известно, намедни, Управление Верховного комиссара ООН по правам человека признало, что военные моряки ВМС Украины, захваченные российскими оккупационными силами 25 ноября 2018 года в районе Керченского пролива, являются военнопленными и должны находиться под защитой в соответствии с Третьей Женевской конвенцией.
Собственно, возникает вопрос, что это меняет и как это скажется на ситуации с нашими военнопленными?
Буду краток, в краткосрочной перспективе – никак.

Проблема с пленением наших моряков заключается в том, что Кремль не признает их военнопленными вопреки всем нормам мирового законодательства, вне поля которого, как известно, Россия существовала, существует и будет существовать ещё довольно долго.
И по этому поводу появился вполне уместный комментарий представителя Украины в Трехсторонней контактной группе Евгения Марчука, который подтвердил, что Россия категорически отказывается обсуждать вопросы связанные с украинскими моряками.
Конечно, в правовом поле признание ООН наших моряков военнопленными очень важный шаг, но освобождению их будут способствовать совсем иные формы давления и не только.
Напомню, что накануне Рождества спецпредставитель Госдепартамента США Курт Волкер посеял надежду о том, что в ближайшее время вопрос с нашими пленными моряками может быть решен. И даже осознавая всю степень бесчеловечности и аморальности наших антагонистов, многие надеялись на освобождение, ведь тому могли способствовать два фактора.
Первый – непосредственное участие на тот момент в переговорном процессе Курта Волкера и некоторая растерянность самого же Кремля, который решение об атаке на наши МБАК принимал в последний момент, а потом уже не знал, что делать с пленными.
Второй фактор – это само празднование рождества и вызволение пленных Кремль мог преподнести, в лучших традициях тоталитарной пропаганды, как добрую волю “царя батюшки”. Однако наших пленных было решено перевести в плоскость долгоиграющего проекта и использовать как козыря в случае возникновения более острых и непредсказуемых ситуаций.
С учетом таких приоритетов Кремля, освобождению наших пленных может способствовать не только регулярное политическое давление на Кремль, но и нарастающий санкционный прессинг, а так же создание этих самых “острых” и “непредсказуемых” ситуаций. В частности, напомню, что намедни барьер Нижней палаты Конгресса преодолел пакет законопроектов, среди которых один посвящен личным ограничениям президента Путина, в частности – заморозке его активов.
Будем, наедятся, что именно форма прямого давления на президента РФ заставит его пересмотреть свою позицию не только по вопросу пленных украинцев, но и в целом внешнюю политику страны. Ведь, как ни как, а суть вопроса – минимум $250 млрд компактно размещенных по счетам в мировых финансовых учреждениях.
Кроме того, не стоит забывать, что в этом году завершается действие контракта по транзиту российского газа через ГТС Украины в ЕС. Украина именно сейчас находится в настолько выгодном положении, что может по этому контракту требовать с Кремля не только экономические составляющие договора на своих условиях, но и дополнительные. В частности, я имею ввиду и поднятие вопроса об освобождении наших пленных.
А потому, вовсе не признание ООН захваченных РФ моряков ВМСУ военнопленными вернет их домой и возлагать особых надежд на эту юридическую составляющую не стоит. Рычаги давления на Россию, совсем другие и они у нас есть. Главное правильно ими распорядиться.

Powered by WPeMatico