В нашей крымскотатарской системе координат есть одно глубинное противоречие

 

Мы всегда блюдим сохранность нашего доброго имени. Для нас хуже потерять лицо, чем отдать Богу душу (адынъ чыкъкъандже – джанынъ чыкъсынъ).

Мы готовы пожертвовать развитием во многих сферах, обречь себя на выживание – лишь бы сохранить свое коллективное незапятнанное крымтатарское имя. 

Это культура Чести во всей ее красе. Благородная классическая культура, основным параметром которой является ВНЕШНЕЕ признание твоих благодетелей и соответствующее к тебе отношение общества. Данная культура и по наше время доминирует в странах Востока. Отсюда в восточных народах порой нарочитая пышность, стремление к внешним атрибутам обозначения положения в обществе.

Но.. по внешнему контуру основным союзником крымских татар на протяжении последних 75 лет были и есть общества коллективного Запада. Правовые основы наших институтов и морально-этические основы нашего национального движения основаны на его ценностных ориентирах. Вместе с тем, классический модерный Запад – носитель иной культуры – культуры Достоинства. Отличие ее от культуры Чести кроется в САМОСТОЯТЕЛЬНОМ осознании ее носителями своих благодетелей. В таких обществах неважно, кто и что думает о тебе. Главное – как ты сам оцениваешь себя по общепринятой шкале успешности. Отсюда и миллиардеры в футболках за 5 дол. и джинсах за 10.

К чему это я? Как часто крымские татары кладут на алтарь своего доброго имени практически все, включая физическое выживание? Сплошь и рядом. Казалось бы, ценности соблюдены, честь сохранена. В этом моменте мы начинаем ожидать от наших партнеров одобрения и поощрения таких действий. В нашем случае это простые требования восстановить то, что у нас украли в 1944, а точнее, что было отнято во время геноцида.

Но нет. Наши партнеры, носители иного культурного кода, не понимают вообще, почему мы что-то от кого-то ждем. Непроизнесенные слова звучат приблизительно так: “Да, вы, крымтатары – молодцы. Вы сохранили свое доброе имя – здорово! Но вы это сделали для себя, в первую очередь. Никто и ничего вам не должен”.

Мы оцениваем такое поведение как бесчестное. И оно, в наших глазах, действительно таким и есть. Наш вопрос остается нерешенным. Горечь от очередного витка самообмана демотивирует, а последствия отбрасывают нас на десятилетия назад.

Но нет смысла аппелировать к тому, что не имеет такого значения для наших партнеров. И нет смысла в обидах.

Пора нам пересмотреть свою систему координат. Не ждать одобрения извне, но четко обозначить свое видение успешности в современную эпоху и добиваться целей, засучив рукава. Порой наши решения и действия не будут согласовываться с мнением наших партнеров, но мы не можем позволить себе оставаться заложниками их доброй воли. Добрая воля на Западе – воля в отношение себя, своих устремлений и пожеланий. Ценностно же мы не отклонимся ни на йоту.

Мы должны опираться на чувство нашего собственного достоинства: ставить цели и достигать их вне прямой и абсолютной зависимости от мнения окружающих. Иначе мы будем долго ждать автономию, ждать возрождение нашего языка, ждать возрождение нашей культуры.

Мы и дальше будем выигрывать поощрительные призы зрительских симпатий, но никогда не победим в борьбе за гран-при.