Танки для армии Азербайджана: теории, планы, фантазии и бред “экспертов”

Этот год завершается под аккомпанемент самой неожиданной и наиболее успешной операции на всём постсоветском пространстве, освобождения оккупированных территорий – в Нагорном Карабахе. Однако сам успех данной кампании соседствует сейчас с большим количеством, казалось бы, разумных идей о дальнейшем совершенствовании вооружённых сил Азербайджана, а с другой, имеющих достаточно очевидный гибридный элемент.
В данном случае я имею ввиду заявление такого российского эксперта как Павел Фельгенгауэр, лично мною отмечавшегося неоднократно как человека руководствующегося не столько здравыми, либо непредвзятыми мотивами, сколько российской геополитической стратегией, относительно намерения Азербайджана закупать у Южной Кореи не менее 100 “новейших” танков К2 Black Panther.
Причём контекст данного вброса шёл под аккомпанемент некоего сообщения из Варшавы о том, что южнокорейская оборонная компания Hyundai Rotem совместно с Польшей намерена поставить для нужд вооруженных сил страны не менее 800 ОБТ К2 Black Panther к 2023 году.

Когда появилось данное сообщение во множестве новостных лент, ко мне за комментариями обратилось немало азербайджанских друзей, на что практически каждому из них я отвечал одно и то – я не вижу смысла в том, чтобы ваша республика закупала К2 Black Panther. И даже более того, я в словах Павла Фельгенгауэра вижу не более чем злой умысел, в рамках информационной психологической специальной операции (ИПСО), но никак не здравый смысл к которому стоит прислушиваться.
И в данном материале я намерен расставить все точки над “i”. Насколько он возымеет отклик в Азербайджане, это уже вопрос второй, для меня первично то, что в Баку, где по-прежнему сохраняется серьёзное пророссийское лобби, должны руководствоваться наиболее выгодными для себя стратегиями, а не тем, что съедает львиную долю сил, средств и времени, в интересах “доброжелателей”.
Но, обо всём по порядку.
Для начала, напомню, что южнокорейский танк K2 Black Panther представляет собой глубокую модернизацию компаниями Agency for Defense Development и компанией Rotem, являющуюся подразделение Hyundai Motors основного боевого танка (ОБТ) K1 и его модификаций K1A1, K1A2 и K1E1. Поставки данных танков в войска начались с 2014 года и на сегодняшний день, согласно открытым источникам, в составе южнокорейской армии находится более 260 танков данного типа.
Из этого возникает вопрос, насколько можно доверять версии господина (а возможно правильнее говорить – товарища) Фельгенгауэра о неких 800 ОБТ K2 Black Panther к 2023 году, если за 7 лет Южная Корея только для своих нужд (а ей, с учётом проблематики Северной Кореи они очень нужны) произвела 260 единиц данных ОБТ?
То есть, страна, находящаяся постоянно под угрозой агрессии со стороны неадекватного северного соседа, будет для экспорта выпускать в 3 раза больше и быстрее продукцию, жизненно необходимую в первую очередь для своих собственных нужд?
Так же стоит напомнить, что после выхода K2 Black Panther в серийное производство, их стоимость сократилась с $11 млн за единицу, до $9 млн – один из самых дорогих танков в мире.
Согласитесь, мягко говоря, цена кусающаяся как за одну единицу ОБТ, который, обладает характеристиками, безусловно превосходящими ряд конкурентов, но всё же не настолько идеальными, чтобы считаться лучшим танком в мире, да ещё и по такой цене.
Для понимания общих характеристик, K2 Black Panther это 55 тонная машина с двигателем мощностью 1500 лошадиных сил, позволяющим данному ОБТ по шоссе развивать скорость до 75 км/ч. Основной огневой потенциал K2 Black Panther это 120-мм ствол L-55, длинной 55 калибров, основой для которого стала немецкая 120-мм танковая пушка Rheinmetall. Автомат заряжания представляет собой аналог французского танка Леклерк и позволяет в течении 60 секунд осуществлять 15 выстрелов, при боекомплекте 40 выстрелов.
Кроме того, танк помимо стандартной защиты, в виде высокопрочной стальной конструкции, композитной брони и динамической защиты, оснащается и комплексом активной защиты (КАЗ). Так же К2 Black Panther  оснащается трехкоординатной РЛС и тепловизором, способных обнаруживать приближающиеся снаряды и ПТУР на расстоянии до 150 метров, с мгновенной реакцией защитных систем, в пределах 0,2—0,3 секунды с момента обнаружения. На вооружении системы активной защиты стоят боеприпасы калибра 70-мм, способные развивать скорость 2,0 Маха (2 300 км/ч).
Можно ещё долго продолжать рассказывать про потенциал южнокорейского танка, и звучит всё на самом деле прекрасно и даже более того, я полностью согласен, что K2 Black Panther это танк, входящий, по моему мнению, не просто в ТОП-10, а в ТОП-5 лучших танков в мире. Но всё же…
Вспоминая комментарий относительно Польши, отмечу, что на вооружении армии этой страны более 200 единиц танков серии Leopard 2А4/2А5, при наличии такого же количество модернизированных Т-72 – PT-91 “Twardy” и около 500 единиц Т-72М. Задумывался ли кто-то в бредовой составляющей домыслов Фельгенгауэра о том, что Польше нужно 800 K2 Black Panther при наличии аналогичного количества Т-72М, PT-91 “Twardy” и весьма неплохих, современных Leopard 2А4/2А5? Это, как минимум не рационально, при двойном распределении ОПК Польши и сосредоточении на немецких танках и модернизации советского наследия!
Ведь, по сути, танк, в условиях именно танкового боя остаётся танком. И Южная Корея, не смотря на своё технологическое превосходство над Северной Кореей, прекрасно понимает угрозу от 2 000 танков Т-55, 1 000 танков Т-62, более 1 200 корейских Ch’onma-ho и аналогичного количества
P’okp’ung-ho.
В свою очередь, многие страны постсоветского плацдарма, не имея достаточных финансов для развития своего ВПК, занялись модернизацией старого советского наследия. В том числе Россия, Украина и Беларусь. И именно модернизация данных боевых машин, особенно с учётом боевого опыта, это касается в первую очередь Украины и РФ, в значительной степени ставит вопрос о цене, качестве и КПД.
Например, Украина, при наличии такого проекта ОБТ как “Оплот”, не стала затрачивать колоссальные средства на парк  данных боевых машин, а со дня вторжения России на полуостров Крым и Донбасс, реализовывала проекты модернизации имеющихся на хранении Т-64, Т-72 и Т-80. Это позволило очень быстро повысить боевой потенциал ВСУ и при наличии готовых, грубо говоря, шасси, придать им максимально современные ТТХ.
Аналогичный путь выбрала и Россия, которая сейчас не наполняет свои войска танками Т-14 “Армата” и даже не поставляет абсолютно новые Т-90 (а лишь их модернизированные модификации), а занимается поставками модернизированных Т-72 модификации Б3М, а так же Т-80, модификации БВМ.
Не так давно, я в своём материале “Конфликт в Нагорном Карабахе может повысить интерес к украинской модификации Т-72АМТ” описывал, чем может быть выгодна и интересна украинская модификация АМТ танков Т-72 для Азербайджана. Обусловлено это тем, что на вооружении сухопутных войск Азербайджана стоят не только танки Т-90С (представляющие собой глубокую модернизацию Т-72), но и линейка Т-72 модификаций А/АВ/Б/Aslan. При этом даже с учетом наиболее современной модификации Aslan, дорабатывать в них нужно многое, не говоря уже про базовые боевые машины.
Но, настоящим удивлением для меня было то, что в боевых действиях в Нагорном Карабахе армия Азербайджана так же довольно активно использовала танки Т-55 коих на вооружении сухопутных войск республики стоит около 100 единиц.
И если, например, даже говорить о Т-55, то украинское Харьковское конструкторское бюро машиностроения в своё время разработало вариант модернизации данных танков – АГМ.
Данная модернизация включала в себя целый ряд усовершенствований, начиная от силовой установки 5ТДФМ мощностью 850 л.с, позволяющей танку развивать скорость до 75 км/ч и значительно повышающей его динамические характеристики, до установки орудия на выбор, 125-мм КБМ1 либо 120-мм КБМ2. На танке так же была предусмотрена установка динамической защиты “Нож” и активной защиты “Фантом”.
На сегодняшний день Азербайджан является страной с наибольшим танковым парком (особенно после победы над Арменией в карабахском конфликте) на Южном Кавказе. Но практически весь этот парк состоит из унифицированной линейки Т-90, Т-72 и Т-55. Эта унификация позволяет быстро проводить ремонтные работы, взаимозаменять детали и технику в целом, а так же не требует отдельного обучения специалистов, по проведению всех вышеупомянутых работ.
Появление в этой унифицированной линейке дорого и непростого в обслуживании южнокорейского танка, выглядело бы странным и вряд ли бы коренным образом внесло бы ещё больший перевес в балансе сил, с учётом, что карабахский конфликт отчётливо показал, что становится главным фактором доминирования – контроль неба. А когда воздушное пространство над танком, даже самым современным, не контролируется, то и про танк этот как эффективную боевую единицу можно забыть.
И в данном контексте, наделавшее шума заявление Павла Фельгенгауэра я иначе не могу расценивать, как элемент ИПСО, направленный на дезориентацию азербайджанского информационного пространства, а так же игру на пользу лобби, действительно рассчитывающего закупить южнокорейские танки и неплохо на этой колоссальной сделке попилить. Ведь и вправду, при полном отсутствии официальной информации о намерении закупить данные боевые машины для армии республики, данный вброс получил огромную поддержку среди азербайджанского сегмента.
В свою очередь, цель данной ИПСО не только подготовка плацдарма для лоббирования подобной сделки, но и с учётом ориентации Баку на закупку высокотехнологичного вооружения иностранного производства и минимизации в таких закупках российской доли, информационно вынудить республику тратить неоправданно большие средства, на дорогую технику.
Таким образом, благодаря когорте так называемых российских экспертов, выставляющих себя друзьями Азербайджана, а в России таковых никогда не было, не способные открыто нивелировать растущий потенциал азербайджанской армии в регионе, россияне намерены тормозить его развитие ориентацией на затратные и крайне сомнительные проекты.
Хотелось бы так же напомнить, что Турция, несмотря на закупки немецких танков Leopard 2А4, продолжила модернизировать свой парк танков М60. И на сегодняшний день они себя прекрасно показали в боевых действиях на севере Сирии. Кроме того, на танках модификации M60T Sabra  стали устанавливаться украинские КАЗ “Шершень”, в Турции получившие название Pulat AKS.
Конечно, нечто новое, современное и высокотехнологичное, звучит красиво и не может, не нравится. Но всегда в таких рассуждениях должно быть место здравому смыслу, целесообразности и соотношению цены качества, при ожидаемом КПД.
Фактически, с таким же успехом некий российский “эксперт” мог бы сообщить о договорённостях о закупке для ВВС Азербайджана эскадрильи F-35. Звучит красиво и патриотично, но рационально ли?

Powered by WPeMatico